Лучинушка vs Крепчающего мороза

В весьма известном рассказе Чехова "Ионыч" есть тема провинциальных талантов. В губернском городе С. указывали на семью Туркиных как на самую образованную и талантливую. Движение сюжета начинается сценой у Туркиных, когда Вера Иосифовна читает свой роман, начинающийся со слов "Мороз крепчал..."

читать дальше

Эти слова становятся символом бездарной прозы. Даже у людей далёких от искусства слова такое начало вызывает порою ожидание досужей тягомотины. В них же содержится и изображение всей книги; автор, лишённый вкуса, не только будет допускать "ляпы", но сделает их стержнем повествования, всячески будет их акцентировать... словом, "мороз" будет крепчать. Впрочем, я отвлёкся. Написать о знаменитом словочетании "Мороз крепчал..." меня подвигло единственно то, что его знаменитость и смысл нигде не разбирался. Здесь же я вознамерился рассказать о другой конструкции участия романа Туркиной в чеховском рассказе.
    Вера Иосифовна читала о том, как молодая, красивая графиня устраивала у себя в деревне школы, больницы, библиотеки и как она полюбила странствующего художника, — читала о том, чего никогда не бывает в жизни, и все-таки слушать было приятно, удобно, и в голову шли всё такие хорошие, покойные мысли, — не хотелось вставать.
    — Недурственно... — тихо проговорил Иван Петрович.
    А один из гостей, слушая и уносясь мыслями куда-то очень, очень далеко, сказал едва слышно:
    — Да... действительно...
    Прошел час, другой. В городском саду по соседству играл оркестр и пел хор песенников. Когда Вера Иосифовна закрыла свою тетрадь, то минут пять молчали и слушали «Лучинушку», которую пел хор, и эта песня передавала то, чего не было в романе и что бывает в жизни.
Как видим, Чехов даёт роман в паре с "Лучинушкой", как антонимическую пару. У Веры Иосифовны "о том, чего никогда не бывает в жизни", а в "Лучинушке" ровно наоборот. Так что же было в "Лучинушке"?

Вот, к примеру, "Лучинушка", которую пел Фёдор Шаляпин:
Лучина моя, лучинушка берёзовая-о.
Что же ты, моя лучинушка, не ясно горишь.

Что же ты, моя лучинушка, не ясно горишь,
Не ясно горишь, не ясно горишь.

Или ты, моя лучинушка, в печи не была,
Али ты, моя берёзова, не высушена.

Али ты, моя лучинушка, смолой облита,
Али тебя свекровь лютая водой залила.
Трудно представить, что про этот текст Чехов сказал - так в жизни бывает. Текст довольно бессмысленный, смысл передаётся музыкально-сольным путём)
Другой вариант:
Лучина, лучинушка березовая!
Что же ты, лучинушка, не ясно горишь?

А мне, молодешеньке, ох, всю ночку не спать,
Всю ночку не спать, младой постелюшку стлать.

Постелюшку стлать-то мне, мила друга ждать.
Первый сон заснула я – мила друга нет.

Другой сон заснула я – ох, сердечного нет,
Третий сон заснула я – заря – белый свет!
Этот к чеховскому тексту подходит. Молодёшенька ждёт сердечного, однако оный не идёт. Сны могут очень легко символизировать периоды жизни, а заря – её окончание. И в жизни так бывает...

Всего я обнаружил 8 Лучинушек в сети, одна из которых "То не ветер ветку клонит..." Написанная в 1840-е годы, песня известна и популярна до сегодняшнего дня. Если подразумевать её – она даст Ионычу мифический бэкграунд и добавит в повествование тему имманентной человеку способности к самоуничтожению, к саморазрушению. Вот её начальный текст (стихи Стромилова):
То не ветер ветку клонит,
Не дубравушка шумит -
То мое сердечко стонет,
Как осенний лист дрожит;

Извела меня кручина,
Подколодная змея!..
Догорай, моя лучина,
Догорю с тобой и я!

Не житьё мне здесь без милой:
С кем теперь идти к венцу?
Знать судил мне рок с могилой
Обручиться молодцу.

Расступись, земля сырая,
Дай мне, молодцу, покой,
Приюти меня, родная,
В тесной келье гробовой.

Мне постыла жизнь такая,
Съела грусть меня, тоска...
Скоро ль, скоро ль, гробовая
Скроет грудь мою доска?

Однако, нужно также сказать об изданном в 1896 году (за год до написания Ионыча) тексте Н.А.Панова:
Ночь темна-темнешенька,
В доме тишина;
Я сижу, младешенька,
С вечера одна.
Словно мать желанная
По сынке родном,
Плачет неустанная
Буря под окном.
До земли рябинушка
Гнется и шумит…
Лучина-лучинушка
Не ясно горит.

читать дальше


Затянуть бы звонкую
Песенку живей,
Благо, пряжу тонкую
Прясть мне веселей,
Да боюся батюшку
Свекра разбудить
И свекровь-то матушку,
Этим огорчить.
Муженек-детинушка
Беззаботно спит…
Лучина-лучинушка
Не ясно горит.

Хорошо девицею
Было распевать,
Горько молодицею
Слезы проливать.
Отдали несчастную
В добрую семью,
Загубили красную
Молодость мою.
Мне лиха судьбинушка
Счастья не сулит…
Лучина-лучинушка
Не ясно горит.

Я ли не примерная
На селе жена?
Как собака верная,
Мужу предана.
Я ли не охотница
Жить с людьми в ладу?
Я ли не работница
В летнюю страду?
От работы спинушка
И теперь болит…
Лучина-лучинушка
Не ясно горит.

Милые родители,
Свахи и родня!
Лучше бы мучители
Извели меня:
Я тогда не стала бы
Сетовать на вас,
Сладко ли вам жалобы
Слышать каждый раз?
Ах, тоска-кручинушка
Сердце тяготит.
Лучина-лучинушка
Не ясно горит.
Видимо, Чехов этот текст читал, но в рассказе имел ввиду не его. То что Панов сочинил этот текст, то его стихотворение не забыто рунетом свидетельствует о популярнолсти "Лучинушек" в конце 19в., о том, что "Лучинушка" была на слуху, активно заезживалась. Поэтому Чехов её и взял. Тема заезженности поэтического произведения (восприятия красоты) и в целом для Чехова одна из самых важных, и в "Ионыче" играет важную роль.